21 Апреля 2020


1. Здравствуйте! Представьтесь нашим читателям, чем вы занимаетесь и где работаете?

Здравствуйте. Меня зовут Инесса Агеева, в 2007 году окончила Витебский медуниверситет. С 2008 года по 2018 год работала психиатром в психиатрической больнице «Кривошин» (Брестская область). В марте 2018 года переехала в Польшу.

2. Касательно вашего переезда в Польшу. Почему вы решили уехать?

Причин для переезда у меня было несколько, они были связаны и с работой, и с личной жизнью. Польский язык я знала на коммуникативном уровне, поэтому решила попробовать изменить таким образом свою жизнь. Я хотела отдохнуть от медицины, и даже не была уверена, что мне удастся подтвердить диплом в Польше. Почти два года я работала не по специальности и одновременно готовилась к экзаменам. Этот путь ещё не закончен, но финал уже близок. С февраля 2020 года я работаю в Центре Психического Здоровья г. Кошалин ассистентом врача. Я пока не могу выписывать рецепты и выдавать листы нетрудоспособности. В остальном – это работа врача-психиатра.

3. Вы уже долгое время отработали в Польше. Если брать белорусскую модель психиатрии и польскую есть ли какая-нибудь разница, плюсы-минусы? (приведите, пожалуйста, несколько конкретных примеров)

Постараюсь описать как выглядит психиатрическая помощь в Польше, останавливаясь на некоторых деталях. Психиатрическая помощь может быть стационарная (больницы, дневные стационары) и амбулаторная (амбулатории, частные кабинеты), платная (частная) и покрываемая обязательным медицинским страхованием. Разница в стоимости и очереди ожидания. Ситуация отличается в каждом воеводстве, но в среднем срок ожидания приёма к психиатру составляет 2-4 месяца (у частнопрактикующих специалистов меньше, но тоже нужно ждать), если речь идёт о так называемых плановых консультациях. В экстренных ситуациях (суицидальная попытка, острый психоз – угроза для себя или окружающих) таких пациентов, как правило привозит в стационар скорая помощь и/или полиция.

В Польше в целом не хватает врачей, в том числе и психиатров, а особенно детских психиатров. В связи с отсутствием персонала закрываются детские отделения. Неоднократно, за последние 2 года читала статьи о том, что для пациента до 18 лет с суицидальными тенденциями нет места в психиатрическом стационаре, т.к. отделения переполнены.

Для улучшения доступности психиатрической помощи 2 года назад в Польше в качестве пилотного проекта начали работу 28 Центров Психического здоровья (ЦПЗ). В рамках ЦПЗ оказывается бесплатная помощь для жителей определённой территории (на примере ЦПЗ в г. Кошалин – население города и района). ЦПЗ объединяет психиатрическую, психологическую и частично социальную помощь. Согласно правилам работы каждый обратившийся за помощью в ЦПЗ должен её получить в течение 72 часов, это может быть консультация врача, психолога или социального работника. Если кратко, то ЦПЗ – это психиатрический стационар и амбулатория. Особенностью работы ЦПЗ являются также мобильные бригады, которые выезжают непосредственно в «среду обитания» пациента. В зависимости от запроса в составе такой бригады может быть врач-психиатр, психолог, медсестра или социальный работник. На практике это выглядит так: человек перенёс психический кризис и находился на лечении в отделении. После выписки из отделения наблюдается у психиатра в амбулатории и, к примеру, раз в месяц к нему домой приезжает медсестра сделать инъекцию депо-формы нейролептика. Естественно на такую форму помощи нужно получить согласие пациента. Ещё одной особенностью ЦПЗ является то, что в них работают т.н. ассистенты выздоровления – это люди, которые в прошлом перенесли психический кризис, прошли специальное обучение и теперь помогают в выздоровлении пациентам. Важной особенностью ЦПЗ является также работа с психотическим кризисом по методу открытого диалога. Суть этого метода – доверительный и непринуждённый диалог рефлектирующей команды (врач, психолог, медсестра, социальный работник), пациента и его ближайшего окружения. Цель открытого диалога – выяснение причин кризиса, который привёл к психозу и совместный поиск оптимального решения проблем пациента.

Ещё одна особенность на мой взгляд – большая доступность лекарств. Препараты для лечения психических расстройств (главным образом нейролептики и антидепрессанты) не относятся к дешёвым, особенно если речь идёт о современных лекарственных средствах. Для того, чтобы иметь льготы на лекарства, в Беларуси у пациента должна быть группа инвалидности или заключение ВКК о том, что именно данный препарат у этого пациента эффективен. В Польше для покупки лекарств со скидкой (30-100%) достаточно установленного диагноза, на основании чего врач может выписать рецепт со скидкой.

4. Вы являетесь создательницей довольно крупного ресурса (Психиатрия.by) как родилась такая идея?

Группа Психиатрия.by существует уже 5 лет. Идея пришла после того, как я безуспешно пыталась найти в vk белорусскую группу с информацией для психиатров. Были какие-то около психологические сообщества, контент которых мне не был интересен. Тогда и появилась мысль создать такую группу, в которую можно будет собирать информацию, интересную в первую очередь для психиатров, ну и в целом для людей, которым интересна тема психического здоровья. По началу пригласила своих друзей из vk, потом постепенно начали приходить новые люди. Возможно если бы я активно занималась продвижением группы, на сегодняшний день было бы в несколько раз больше подписчиков. Но я довольна тем что есть. Это скорее хобби, поэтому мне приятно, что кому-то кроме меня это интересно и возможно полезно. В Психиатрия.by очень мало уникального контента, и я всегда стараюсь указывать автора или источник информации. Несколько раз я переводила статьи с польского языка, когда что-то уж очень мне нравилось и было время. С 2017 года у группы есть аккаунт в инстаграмме, и там почти весь контент оригинальный.

5. С какими сложностями вы столкнулись при создании сообщества? Поддержали ли вас другие специалисты в этой области?

Сложности были иногда в поиске хорошего (на мой субъективный взгляд) материала. Из хороших тенденций – в последние годы появляются интересные и содержательные интервью белорусских психиатров и психологов. С удовольствием размещаю такие материалы в группе.

Что касается поддержки других специалистов, то я специально не искала помощи. Мои коллеги, которые знали о группе, иногда присылали мне статьи для размещения.

6. Я думаю, что при создании подобного ресурса вы общались со многими психоактивистами из Беларуси и Польши, как вы можете охарактеризовать состояние психопросвещения у нас в стране и в Польше?

При создании страницы у меня не было информации о психоактивизме в Беларуси. О людях и организациях я узнала позже. Стараюсь размещать информацию на эту тему в группе. Сейчас в Беларуси появляются интервью психоактивистов и людей с психическими расстройствами. Этого не было 5 лет назад, я вижу разницу. И я рада, что поднимаются вопросы стигматизации людей с психическими расстройствами. Однако надо признать, что в Беларуси это скорее единичные инициативы.

Если сравнивать в этом вопросе Беларусь с Польшей, то я хочу обратить внимание на несколько аспектов. В Польше уделяется больше внимания к проблемам психических расстройств как со стороны государства, так и со стороны психоактивистов. Много инициатив направлено на информировании населения о психических расстройствах, особенно о депрессии. Надо отметить, что в Польше тоже есть страх людей перед психиатрией, очень много предрассудков и стереотипов, касающихся психических расстройств. На эти моменты и направлена работа. Большую работу в вопросах психообразования и дестигматизации делает Польское Психиатрическое Сообщество (Polskie Towarzystwo Psychiatryczne) – организация, объединяющая польских психиатров. Этой организацией проводится много информационных кампаний как для врачей, так и для населения в целом. Информация оперативно подаётся на сайте организации и в соцсетях. Особенно показательно это с началом эпидемии COVID19. Я слежу за страницей сообщества на фейсбуке, и там сразу же появились рекомендации для психиатров, психотерапевтов и психологов, касающиеся ограничения контактов с пациентами и перехода на консультирование с помощью видеосвязи и телефона. Также в течение последнего месяца очень много рекомендаций на тему психического здоровья в период пандемии для различных групп населения (пожилые люди, пациенты с депрессией и тревожными расстройствами, подростки).

Вспоминается ещё один случай, о котором хочу рассказать. В январе 2019 года на рождественском благотворительном концерте был убит мэр Гданьска. Преступник имел психическое заболевание и ранее лечился в психиатрической больнице. Естественно это событие очень широко обсуждалось, было много негативных комментариев в сторону лиц с психическими расстройствами. Через несколько дней после трагедии Польское Психиатрическое Сообщество выступило с просьбой «не ассоциировать трагедии в Гданьске с людьми, имеющими психическое расстройство». «Агрессия, ненависть или желание мести не делят нас на больных и здоровых, такие чувства испытывают многие люди. Мы выступаем против отождествления насилия и преступлений с психическими заболеваниями. Подобные попытки служат исключительно для поиска простого решения проблем, с которыми нам трудно справиться в наших мыслях и эмоциях. Мы должны это осознавать.» — было также в этом заявлении.

На таком фоне очень грустно смотрится Белорусская Психиатрическая Ассоциация. Когда я только начинала работать и получила сертификат о вступлении в БПА, то чувствовала гордость от принадлежности к профессиональному сообществу. К сожалению за всё время работы в Беларуси про БПА я вспоминала раз в год, когда нужно было платить членские взносы. Да, издавался журнал со статьями, иногда удавалось попасть на конференции и пожалуй всё. Официальный сайт БПА не отрывается уже долгое время, на странице в vk последняя активность сообщества была в 2016 году. Вспоминаю, что в Беларуси были трагедии, в причастности к которым подозревались люди с психическими расстройствами. Общественное мнение и комментарии в интернете были мягко говоря очень негативны в отношении к людям с психиатрическими расстройствами и к психиатрической службе. Я не говорю, что это можно изменить одним интервью в газете или на телевидении, но это та часть работы по снижению стигматизации, которую могла бы взять на себя организация, представляющая психиатров страны.

7. Мы знаем много примеров когда какие-либо реформы начинались так скажем «снизу» обычными инициативными гражданами. Сейчас у нас в стране много молодых людей начинает позиционировать себя как психоактивисты и хотят продвигать идеи психопросвещения в массы, как на ваш взгляд это будет иметь успех и возможные изменения в государственной системе касательно психиатрии?

Я не думаю что психоактивизм в Беларуси может привести к каким-либо изменениям в системе оказания психиатрической помощи, это невозможно в существующей системе. Допускаю локальные изменения и активность при поддержке общественных организаций или иностранных фондов, в этом случае роль государства – хотя бы не мешать. Я вижу задачу психоактивизма в другом – локальное и постоянное психопросвещение. Очень хорошо для Беларуси, что об этом начали говорить, и это стоит продолжать. Стереотипы и предубеждения относительно психических расстройств очень сильны. Да и адекватной информации на эту тему не так много в СМИ. В этом я вижу поле деятельности для психоактивизма в Беларуси.

Сейчас коснемся вопросов наших подписчиков:

8. В больнице давали 3 раза в день атипичные нейролептики, так что был отёк слизистой тяжело дышать было, у меня мозг тогда не голодал от нехватки кислорода?

Отёк слизистой дыхательных путей, как я поняла, о нём идёт речь в вопросе, может приводить к снижению поступления кислорода к мозгу (гипоксии). Однако это зависит от длительности и степени отёка. Если отёк не сильный и развивается постепенно, то гипоксия компенсируется увеличением частоты дыхания и сердечных сокращений. В лёгких случаях может наблюдаться сонливость, снижение концентрации и повышенная утомляемость. После устранения причин гипоксии функции мозга восстанавливаются.

9. Через две недели я отказался принимать эти препараты, в качестве наказания кололи галоперидол, был жар, ходил с паркинсонизмом, есть ли после этого последствия на мозг?

Сложно ответить, смотря что понимать под «последствиями на мозг». Если речь о гипоксии, то ответ выше. Среди побочных действий у типичных нейролептиков есть сонливость и нарушение когнитивных функций. Это зависит от длительности приёма и чувствительности дофаминовых рецепторов.

10. А ещё, у нас в Беларуси (Мозырь) все сеансы психотерапии платные? Бесплатных не бывает?

На сколько мне известно помощь психотерапевта в психоневрологическом диспансере осуществляется бесплатно. Учитывая, что психотерапевтов крайне мало, допускаю, что в некоторых организациях это является платной услугой.

11. Вы работали в Брестской областной психиатрической больнице «Кривошин». Я родом из брестской области и в моем детстве в качестве оскорбления говорили «ты что, крывошынец?!» Таким образом, название психиатрической больницы превратилось в оскорбление очевидно из-за стигматизации подобного рода болезней. Вопрос: как вы считаете, каков уровень стигматизации психиатрических расстройств сегодня и с чем это связано? Слышали ли вы Инесса о варианте такого оскорбления, ходившего (не знаю, как сейчас) в брестской области?

Уровень стигматизации людей с психическими расстройствами в Беларуси к сожалению высок. В каждой части Беларуси есть местность с психиатрической больницей, название которой стало нарицательным. В окрестностях Баранович это Кривошин, в Пинске – Городище, в Минске – Новинки. Такую же ситуацию я наблюдаю в Польше. Связано это со страхом перед психическими заболеваниями (безумия) и недостатком информации о причинах, симптомах и способах лечения психических расстройств.

12. Сейчас в устах «высшего чина» и часто в СМИ ситуация с короновирусом описывается с помощью слова «психоз»—и тут чувствуется негативное отношение. В медицинском дискурсе «психоз» это форма расстройства, болезнь (если я тут корректно выразилась). Является ли употребление в публичном и официальном пространстве слова «психоз» в таком ключе как подтверждением существующей стигматизации психиатрических болезней, а также считаете ли вы, что подобное употребление усугубляет стигматизацию? ну и вообще прокомментируйте это, пожалуйста.

Употребление слова «психоз» руководителем государства показывает безграмотность в вопросах медицины в целом и психиатрии в частности. Конечно это проявление стигматизации психических расстройств. Даже не совсем понятно, что конкретно стоит за этим словом, но контекст определённо негативный, «психоз» — представляется как что-то плохое, неправильное, нездоровое. Сложно ожидать поддержки от государства для людей с психическими расстройствами, где слово «психоз» стало ругательным. Это сводит на нет все усилия по психообразованию и уменьшению стигматизации. Читая, в последний месяц новости из Беларуси часто чувствую гнев, злость, раздражение и бессилие.

13. Не могу не спросить о различиях в белорусской и польской психиатрической системе и организации всего этого государством. Вы работали и там, и там. Где у нас плохо (или нет), что можно было бы почерпнуть в Польше (или наоборот)?

О различиях белорусской и польской системы психиатрической помощи я писала выше. Из плюсов белорусской системы отмечу большую доступность. В Беларуси сложно представить очередь на приём к психиатру несколько месяцев. Качество помощи – уже другой вопрос. И тут можно перейти к главному фактору – деньги. Финансирование медицины определяет качество медицинской помощи. К сожалению, в Беларуси финансирование психиатрии происходит по остаточному принципу. Ещё с советских времён психиатрия никогда не была приоритетной сферой медицины. А это определяет оснащение психиатрических больниц, количество специалистов в области психического здоровья (врачи, медсёстры, психологи, социальные работники), доступность современных лекарственных препаратов. На одном только энтузиазме работать невозможно.

14. И напоследок, чтобы вы хотели пожелать нашим подписчикам в этот нелегкий период времени?

спасибо большое!

Хочу пожелать всем подписчикам терпения и спокойствия. Время действительно непростое. Многие встречаются с такими ограничениями первый раз в жизни. Поэтому вполне нормально испытывать тревогу, беспокойство, страх и неуверенность. В то же время стоит принять, что не всё в нашей жизни мы можем контролировать. Остаётся принимать неопределённость и заботиться о себе и своих близких. Важно говорить о своих чувствах и поддерживать контакт с другими людьми с помощью телефона и интернета.

Поддержать деятельность Минского клубного дома 

через платформу Имена по ссылке — https://imenamag.by/projects/clubhouse

либо напрямую через ЕРИП (скачать инструкцию)

Рассказать друзьям:
Группа поддержки «БесЕда»
26 Мая 2020
С 31-го мая при Клубный дом «Открытая душа» организовывается группа взаимопомощи для людей с расстройствами пищевого поведения, РПП: группа поддержки «БесЕда».
Начинает работу Группа поддержки и психологического сопровождения членов семей, столкнувшихся с проблемой психического здоровья
19 Февраля 2020
20 февраля в Клубный дом «Открытая душа» начнет работать Группа поддержки и психологического сопровождения членов семей, столкнувшихся с проблемой психического здоровья.

Если вы находите полезной работу нашего центра, Поддержите нас.
Вверх