20.08.2018

РЕЗЮМЕ

Людям с психическим заболеванием часто не предоставляют возможность принимать решения наравне с другими членами общества. Статья 12 Конвенции о правах инвалидов гласит, что люди с инвалидностью должны обладать равным признанием перед законом и право на реализацию своей правоспособности. Осуществление дееспособности/правоспособности может означать принятие решений о трудоустройстве, медицинском или психосоциальном лечении, имуществе, финансах, семье и участии в общественной деятельности. Цель этой статьи всесторонне рассмотреть данные о поддерживаемом принятии решения для лиц с психическими заболеваниями, как в законодательстве, так и в глобальном аспекте, с фокусом на страны с низким и средним доходом. Существует также общее отсутствие научных данных для поддерживаемого процесса принятия решений, причем большинство исследований посвящено совместному принятию решений в отношении решений о лечении. В этом обзоре подчеркивается необходимость дополнительных исследований в этой области для улучшения руководства моделями, которые могут быть использованы во внутреннем законодательстве, в частности в странах СНГ, для более эффективного осуществления идеалов статьи 12 КПИ.

ВВЕДЕНИЕ

Принятие решений имеет решающее значение для автономии человека и сущности того, что рассматривается как личность, и является важнейшим компонентом, позволяющим человеку контролировать свою жизнь и взаимодействовать с обществом. Без способности принимать решения самостоятельно мы не воспринимаемся как человек перед законом, и наши действия и решения больше не имеют юридической силы. В таких обстоятельствах третьи стороны часто принимают решения от имени лиц, которые считаются недееспособными, и часто назначается опекун неофициально (то есть родственник), либо формально (т. е. назначенный судом представитель). Таким образом, люди с ограниченными возможностями рискуют лишиться своих возможностей к принятию решений и права на самоопределение, если другие возьмут на себя полномочия принимать решения за них. В частности, наличие психического заболевания часто приравнивается к отсутствию способности принимать решения. Общество исторически ограничивало выбор людей с психическими заболеваниями из-за допущения недееспособности. В результате учреждения «заботились» о многих вариантах выбора для людей с психическими заболеваниями, устраняя автономию, ответственность и саморегуляцию. Для людей с психическими заболеваниями, наличие замещающей системы принятия решений или системы опекунства может отменить права на самоопределение и лишить возможности самостоятельно заключать сделки или контракты.

Конвенция о правах инвалидов вступила в силу в 2008 году и стимулировала изменения в законах о нетрудоспособности (включая законы о психическом здоровье). Конвенция требует изменения парадигмы в сфере инвалидности, перейдя от альтернативной модели принятия решений к поддерживаемой модели принятия решений. Статья 12 была названа ядром КПИ и гласит, что все инвалиды должны иметь равное признание перед законом. Она гласит, что у людей с инвалидностью должны быть и признание их прав, правового статуса и право осуществить этот правовой статус. С практической точки зрения, правоспособность означает принятие решений для себя во всех сферах жизни, включая медицинское обслуживание, жилье, занятость, взаимоотношения, финансы, дети, планирование семьи и собственность. КПИ признает, что иногда людям с инвалидностью может потребоваться поддержка в принятии решений, и что в зависимости от характера инвалидности или болезни может потребоваться различная степень поддержки. Доступ к поддержке, независимо от ее формы, занимает центральное место в признании равных и полных граждан перед законом. Страны, как ожидается, будут принимать меры для поддержки инвалидов, чтобы они могли проявлять свою правоспособность, с учетом конкретных обстоятельств и предпочтений человека, с подачей заявки на минимальное возможное время; обеспечивать гарантии для предотвращения злоупотреблений; и регулярно рассматриваются законной властью.

В большинстве стран законодательство в области психического здоровья не включает в себя положения о том, чтобы люди с психическими заболеваниями могли осуществлять свою правоспособность. В ряде законов по-прежнему применяется патерналистский подход с заявленной целью защитить личность и общество от вреда. Эта защита была связана с историческим мнением о том, что люди с психическими заболеваниями опасны для других или жестоки, заставляя государство принять защитную роль. Ранние законы, касавшиеся психического здоровья, часто имели пеницитарный характер и касались устранения человека от общества, определяли институционализированное лечение и опекунство как решение и как средство защиты. К счастью, реформа в области психического здоровья в ряде стран привела к появлению нового законодательства в области психического здоровья, которое лучше способствует лечению в обществе и включению людей с психическими заболеваниями в общество. Тем не менее, несмотря на реформу в области психического здоровья, во многих странах и юрисдикциях для людей с психическими заболеваниями по-прежнему преобладают опекунские и замещающие системы принятия решений.

Терминология, используемая для описания возможностей принятия решений в отношении психических заболеваний, существенно различается в разных юрисдикциях, странах и даже между дисциплинами права и здоровья. Решения могут приниматься различными способами как в области права, так и здравоохранения. Решения могут приниматься автономно или путем избрания доверенностей или составления письменных предварительных указаний или путем назначения назначенных судами наставников или законных представителей или путем оказания иной поддержки (например, информационных средств, вспомогательных средств для принятия решений, поддержки со стороны равных) или при наличии заменяемого лица, принимающего решения. Для целей настоящего обзора мы рассматриваем опекунство как форму замещения процесса принятия решений, когда лицо, принимающее решение, назначается для принятия решений от имени лица, считающегося недееспособным. Опека может варьироваться в зависимости от уровня принятия решений; Например, опекунство может быть ограниченным, частичным или полным. Хотя ограниченная и частичная опека не идеальны для реализации правоспособности и автономии, они позволяют человеку сохранять некоторые способности принимать решения в других сферах жизни, поэтому эти уровни опекунства предпочтительнее полной опеки.

Понятия дее- и правоспособности различаются и имеют разные значения. Правоспособность может рассматриваться как способность человека иметь права и осуществлять эти права без дискриминации. Напротив, дееспособность можно рассматривать как способность понимать входящую информацию, учитывая вред и выгоду от принятия или воздержания от решения, а также способность передавать решение другим. Корреляция между этими двумя определениями заключается в том, что когнитивные потребности в дееспособности также необходимы для осуществления правоспособности. Часто специалисты в области здравоохранения или права принимают решение, как о дееспособности, так и о правоспособности и часто это происходит до привлечения к правовой системе. Однако даже человек, неспособный пройти этот процесс принятия решений, должен все еще иметь право сохранить полный правовой статус, получая доступ к поддержке в случае необходимости, чтобы быть в состоянии достигнуть того же самого решения автономно.

Исследования по принятию решений для людей с психическими заболеваниями были в основном ограничены медицинской сферой, в первую очередь касающейся решений о лечении. Существует ограниченный объем исследований за пределами этой сферы, которые проверяют или оценивают поддерживаемые модели принятия решений и оценивают юридические результаты в связи с психическими заболеваниями. Исследования в основном сосредоточены на совместном принятии решений. Совместное принятие решений не было точно определено в литературе, хотя оно широко изучается. Пытаясь прояснить концепцию совместного принятия решений, Макуль и его коллеги полагали, что для принятия совместного решения в нем должны участвовать по крайней мере два участника, иметь общую информацию и решение должно приниматься и согласовываться всеми сторонами. Впоследствии Монтори и его коллеги добавили это концептуальное определение совместного принятия решений, указав (специфичное для принятия решений в здравоохранении), что решение разделяется только в случае постоянного партнерства и сотрудничества между работником здравоохранения и пациентом. Адамс и его коллеги подчеркивают важность участия пациентов в процессе принятия решений, подчеркивая, что пациенты должны иметь доступную информацию, позволяющую им принимать активное и осмысленное участие.

Совместное принятие решений позволяет индивидууму частично автономизировать решения и позиционируется как промежуточный вариант между патерналистскими моделями и обоснованными моделями выбора и был связан с улучшением удовлетворенности пациентов, соблюдением лечения и улучшением результатов в отношении здоровья (например, сокращение Тяжесть симптомов). И наоборот, поддерживаемое принятие решений шире и может состоять из организаций, сетей, положений или соглашений с целью поддержки и оказания помощи физическому лицу с психическими расстройствами в принятии и сообщении решений. В поддерживаемых процессах принятия решений индивидуум всегда является первичным лицом, принимающим решения, но признается, что автономию можно донести несколькими способами, поэтому предоставление поддержки в различных формах и интервалах может помочь в выражении автономных решений. Поддерживаемые процессы принятия решений позволяют человеку сохранять правоспособность независимо от уровня необходимой поддержки. Таким образом, формы поддерживаемого принятия решений могут включать предварительные директивы, постоянные доверенности, доверенные лица здравоохранения, механизмы финансовых решений (например, режимы получателей, банковские системы), назначенные представители и / или личные омбудсмены. Эти формы поддержки более формальны и предоставляют меньше свободы людям с психическими заболеваниями по спектру поддержки, чем менее формальные формы поддержки. Менее формальные, но не менее важные формы поддержки могут состоять из сетей поддержки семьи и друзей и поддержки со стороны сверстников.

В ходе исследований основное внимание уделялось предварительным указаниям, которые определяются как вспомогательный инструмент, определяющий пожелания и предпочтения человека для принятия решений о лечении в будущем, когда он или она утратит способность принимать решения. При предварительных, пожелания клиента выражаются и основаны только на обстоятельствах, в которых клиент теряет способность принимать решения. Предварительные указания, хотя и являются эффективным инструментом поддержки и формой поддерживаемого принятия решений, предлагают меньше автономии и могут перейти в форму замещения принятия решений в зависимости от полномочий/авторитета другого лица, участвующего в процессе принятия решений. Кроме того, эти инструменты часто не предлагаются лицам с тяжелыми психическими заболеваниями, поскольку они рассматриваются специалистами как не имеющие потенциала.

Несмотря на призыв КПИ к поддерживаемому принятию решений, имело место сопротивление, главным образом из-за предположения о том, что люди с психическими заболеваниями не могут принять правильное решение и не знают своих лучших интересов.

     Перевод статьи Supported Decision-Making for Persons with Mental Illness: A Review авторства Soumitra Pathare, MD,1,2Laura S. Shields, MsC1,3 в журнале Public Health Reviews, Vol. 34, No 2. 

Перевод подготовлен Рыбчинской О.А. психолог, ассистент руководителя программы "Центр поддержки инициатив в области психического здоровья"

При копировании материалов ссылка на источник обязательна!  

     

Рассказать друзьям:

Методический центр

Поддерживаемое принятие решений для людей с психическими заболеваниями: обзор

Принятие решений имеет решающее значение для автономии человека и сущности того, что рассматривается как личность, и является важнейшим компонентом, позволяющим человеку контролировать свою жизнь и взаимодействовать с обществом. Без способности принимать решения самостоятельно мы не воспринимаемся как человек перед законом, и наши действия и решения больше не имеют юридической силы. В таких обстоятельствах третьи стороны часто принимают решения от имени лиц, которые считаются недееспособными, и часто назначается опекун  неофициально (то есть родственник), либо формально (т. е. назначенный судом представитель). Таким образом, люди с ограниченными возможностями рискуют лишиться своих возможностей к принятию решений и права на самоопределение, если другие возьмут на себя полномочия принимать решения за них. 



Если вы находите полезной работу нашего центра, Поддержите нас.
Вверх