21.02.2018
«Я заново почувствовала себя человеком». Как в Бресте помогают людям с психическими расстройствами.
Брестский клубный дом находится на базе государственного учреждения “ Территориальный центр социального обслуживания населения Ленинского района г. Бреста”. Внутри царит дружеская атмосфера. Клубный дом открыт для всех желающих: члены приходят сюда добровольно в любое удобное для них время.

Юлия Мурашова – один из двух психологов, которые стояли у истоков возникновения клубного дома. Идея родилась у общественной организации “Белорусская ассоциация социальных работников”, которая занимается реализацией социальных проектов. “Калейдоскоп” стал второй социальной службой для людей с психическими расстройствами после Минска. Там подобный проект существует уже 6 лет. После Бреста клубные дома появились в Витебске и Гродно.

– Идея клубного дома возникла в США, – говорит Юлия. – Люди с психическими расстройствами собрались вместе, создав группу самопомощи “We are not alone”. В итоге более организованные инициативы переросли в клубные дома. Теперь сеть раскинулась по всему миру и люди получают помощь и поддержку от людей со схожими проблемами. “Калейдоскоп” тесно сотрудничает с учреждением здравоохранения  Брестский областной психоневрологический диспансер. Сюда врачи направляют людей на социальную реабилитацию. Происходит все на добровольной основе, никто никого не заставляет. Посещение клубного дома – личное дело каждого. Сюда можно ходить по будням с 9:00 до 17:00. Каждый выбирает время сам: в клубе есть трудоустроенные люди и люди с семьями. О “Калейдоскопе” они узнали из разных источников: СМИ, социальные сети, буклеты. Нередко члены приводят своих друзей. Клубный дом работает в трех секциях: образовательной, административной, секции образования и трудоустройства. В рамках секции образования и трудоустройства люди восстанавливают утраченные навыки и приобретают новые знания.

– Отчасти это творческое направление, – продолжает Юлия. – У нас работал волонтер, который на протяжении года занимался с членами клубного дома йогой. Это была суставная гимнастика, чтобы снять напряжение и поднять настроение. Около года у нас работала художница. Она рисовала с ребятами. Теперь их работы висят в клубном доме. Направление дневного пребывания подразумевает под собой формат круглого стола. За ним мы рассказываем друг другу о своих делах, делимся впечатлениями, настроением. Также у нас ведется упорядоченный рабочий день. С утра происходит собрание, на котором мы расписываем необходимую для выполнения работу. В течение дня эти задания выполняются. Каждый может выбрать интересующую его задачу. – Хочется добавить, что дневное пребывание в клубном доме отличается от пребывания в территориальном центре для инвалидов, – подхватывает Мария, специалист по социальной работе. – Там люди пришли-ушли. Особой работы с личностью, с человеком нет. Только трудовое место. У нас же своего рода прорыв в социальной сфере. Люди пытаются приблизиться к рабочему настроению, упорядочить свой трудовой процесс. Структурируется жизнь и отношение к ней. Здесь никто не приходит и не сидит просто так. Мы члены организации, и каждый из нас работает на общий результат.

На данный момент в клубном доме работают два психолога и специалист по социальной работе. “Калейдоскоп” насчитывает 50 членов клуба и двух постоянных волонтеров. Также есть много партнеров и друзей, которые оказывают помощь и поддержку.

АЛЕКСАНДР

Александр пришел в Клубный дом в ноябре 2017 года. Находясь в подавленном состоянии, он хотел помогать людям волонтерской работой. На сайте Красного Креста Александр увидел, что в Минском клубном доме существует направление по работе с психическими расстройствами. Обратился. Ему рассказали о подобной организации в Бресте. В итоге Александр стал членом клубного дома и с первых минут почувствовал семейную атмосферу. Он помогает членам “Калейдоскопа”, они – ему.

– В 2007-м году, будучи студентом 3-го курса, я начал замечать, что люди на меня странно смотрят, – рассказывает свою историю Александр. – Появились навязчивые мысли. Началась затяжная депрессия. Оборвав все дружеские связи, я уехал в Москву. Как мне тогда казалось – в поисках себя. В 2010 году я вернулся в Брест и начал понимать, что со мной что-то не так. Первыми это заметили родители. Я не обращал внимания на их слова: мне казалось, что я максималист по жизни. Параллельно было злоупотребление алкоголем, что также наложило свой отпечаток.

В то время я работал на фрилансе. К середине 2010 года я перестал спать, начались галлюцинации. После этого пришлось обратиться к специалисту. В больницу родители отдавать меня не хотели: работал стереотип, что там не лечат. Меня повели к частному психотерапевту. Во время сеанса я был на грани. Мне поставили диагноз – шизофрения.

Врач, который меня лечил, – хороший специалист. Он выписал правильную схему лечения. За полгода она позволила мне вернуться в строй. В 2011 году я уже работал на своего брата. С первых минут своей болезни я чувствовал поддержку со стороны близких. Это очень важно.

После этого я успешно проработал 5 лет программистом на ростовскую фирму, пока в прошлом году не случилось обострение. Я снова оказался в ситуации 2010-го года. На этот раз я ослушался своих родителей и решил взять лечение в свои руки. Пошел в психоневрологический диспансер.  После него лежал месяц в больнице. Лечат там достойно. Меня выписали, но раздражительность никуда не ушла. Пришлось обратиться к тому специалисту, у которого обследовался ранее. Этот человек мне помогает до сих пор. Он лечит иностранными препаратами, которые значительно лучше отечественных.

Александр говорит, что чувствует давление и стигматизацию общества. Пару дней назад он отдыхал на свадьбе. У родителей поинтересовались, нет ли у него проблем со здоровьем. Этот случай сильно задел молодого человека. Люди не говорят о своих чувствах в лицо. У человека появляется ощущение изоляции. Оно настолько противно и неприятно, что он не понимает, что с этим делать.

Александр рассказывает, что в клубном доме не нужно улыбаться по привычке. Здесь его принимают таким, какой он есть. На данном этапе молодой человек ищет работу. В день встречи он ходил на собеседование по вакансии оператор call-центра. Александр говорит, что у него есть ощущение, будто общество не готово принять его полностью. Однако он старается и смотрит в будущее с оптимизмом.

ТАТЬЯНА

Следующий наш герой – Татьяна. Её диагноз – эпилепсия.

– Это очень тяжелое заболевание, – начинает Татьяна. – Люди, которые об этом слышат (не зная ничего о болезни), сразу тебя отталкивают. Ты становишься никем. Я окончила железнодорожный техникум, дополнительно курсы секретаря референта. В 29 лет мне пришлось уволиться с железной дороги по состоянию здоровья. После этого моя жизнь пошла на спад. Все это время я работала с диагнозом эпилепсия, но никто не предложил мне поставить группу инвалидности. Сделали это только после нескольких посещений центров занятости.

Мне было очень тяжело. Дом для меня стал клеткой. При встрече друзья спрашивали у меня: “Где та Таня, которую мы знали?”. У меня было много друзей, но я закрылась в себе, тем самым их от себя отгородив.

Мне было страшно признаться в своем диагнозе. Однако мне повезло и в моей жизни появились люди, которые меня поддержали и начали выводить в свет. Это было очень тяжело. Сейчас о своей болезни я могу спокойно сказать вслух.

В клубный дом Татьяна попала по звонку психологов Юлии Мурашовой и Кристины Хованской. Они приглашали ее прийти. Татьяна долгое время не решалась: было страшно. Но в один прекрасный день, гуляя по Советской, все-таки решила рискнуть и открыть дверь “Калейдоскопа”. Как зашла, так и осталась.

– Я один из первых членов клубного дома. Здесь я поняла, что существуют люди, которые примут тебя таким, какой ты есть. Меня поддержали, и я вернулась к жизни. Узнала много нового и начала заново учить то, что забыла за время нахождения дома (например, компьютер).

Татьяна говорит, что члены клуба дали ей понять, что она еще на что-то способна. Девушка начала помогать им, члены клуба – ей. Татьяне начали доверять работу, которую она выполняет с усердием. Благодаря этому она перестала бояться своего диагноза. В клубном доме девушка заново почувствовала себя человеком.

ВЛАДИМИР

У Владимира шизотипическое расстройство личности. В клубный дом он попал без диагноза. Именно здесь ему посоветовали обратиться к специалисту.

– У меня два образования, – говорит Владимир. – Я окончил журфак заочно и отучился на швею-портного. По первой специальности я не могу устроиться на работу: нет опыта. По второй – из-за своей медлительности. Моя проблема еще в том, что я постоянно везде опаздываю: на работу, мероприятия, хор.

В клубный дом попал совершенно случайно. В ноябре 2016-го года (по общему принципу) я искал работу. Зашел в территориальный центр социальной службы Ленинского района, где проходило мероприятие “Стоп стигма”. Его проводил клубный дом. Мне рассказали о нем подробнее и предложили сходить. В “Калейдоскопе” посоветовали обратиться к врачу в психдиспансер. Оттуда меня направили в дневной стационар, где и поставили диагноз.

Вместе с “Калейдоскопом” Владимир немного попутешествовал, чему безмерно рад. Ездил в Минск, Варшаву, где участвовал в работе секции обслуживания. Сейчас находится в поиске работы. Недавно ему пришлось уволиться с должности дворника: не продлили договор. В одно время молодой человек хотел поступать в духовную семинарию. Для этого нужна была характеристика, которую не давали. Чтобы ее заполучить – нужно проработать на одном месте как минимум три года.       Мы надеемся, что у Владимира все получится и он найдет достойное для себя занятие.

МАРИЯ

Мария – один из первых членов клубного дома. Ей повезло: “Калейдоскоп” взял ее на работу специалистом по социальной работе. До этого она успела поработать банковским работником и администратором в территориальном центре.

– Я окончила Полесский экономический университет по специальности “Банковское дело”, – начинает рассказ Мария. – Проработала в банке 2,5 года, пока не началась реорганизация. Тогда мой организм не выдержал нагрузок – произошел нервный срыв. В тот год я несколько раз лежала в дневном стационаре, брала больничные. Мой руководитель этого не вынес, и мне не продлили контракт. Начались тяжелые времена. Я не могла спать, просила маму вызвать скорую помощь. Она думала, что меня завезут в больницу и сделают овощем.

Когда я впервые попала в больницу, первое, что бросилось в глаза, – двери без ручек. Они были только в кабинетах врачей и санитаров. Мне стало страшно. Насмотревшись фильмов, я думала, что меня ждут болезненные процедуры. Но я ошибалась. Единственное, чего не хватало в больнице, – это общения. Не было человека, который мог бы рассказать, что с тобой происходит.

Я лечилась с 2009 года и душой понимала, что в городе не хватает организации, которая будет помогать людям социализироваться. О клубном доме я узнала от своего лечащего врача. Сразу же пришла и начала ходить постоянно.

Мария говорит, что в “Калейдоскопе” она чувствует большую поддержку. Находясь осенью в отпуске, она чувствовала нехватку общения с членами дома. Сейчас она совмещает реабилитацию и работу в “Калейдоскопе”. Девушка мечтает стать самостоятельной и не пасовать перед трудностями. Мария понимает, что ей есть над чем работать, и уверенно идет к своей цели.

В этом году клубный дом приступил к реализации проекта “Обучение как способ активизации внутренних ресурсов человека на пути к восстановлению”.

– Эта инициатива реализуется в рамках проекта “Учиться, чтобы действовать”, – рассказывает Юлия. – Он финансируется Европейским Союзом и софинансируется Институтом Международного сотрудничества Немецкой Ассоциации народных университетов ФРГ.

Цель проекта – помочь людям с психическими заболеваниями включиться в беларуское общество посредством формирования активной жизненной позиции. Будут проведены семинары для людей с психическими расстройствами и их родственников. Они пройдут в 6 районных центрах Брестской области. Также мы будем содействовать в формировании групп самопомощи для людей с психическими заболеваниями в Брестской области.

Юлия говорит, что уже было проведено два образовательных семинара для специалистов социальной и медицинской сфер, работающих с людьми с психическими заболеваниями. Цель – снять стереотипы и преодолеть барьеры у специалистов в работе с данной категорией людей.

– Эти специалисты рассматривают таких людей как медицинские объекты. Далеко не во всех городах Брестской области оказывается социальная поддержка. Нет социальных служб для реабилитации и адаптации людей, которые вышли из больницы.

– Реабилитации нет, – подхватывает Мария. – У нас идет упор на медикаментозное лечение. Проще человека накормить лекарством, закрыть его в больнице, тем самым решив проблему для галочки. Пока у человека нет группы инвалидности, территориальные центры не берут к себе на реабилитацию.

Проблемы психического здоровья – это не грипп с ангиной: вылечился – и все на этом. После того, как человек выписался из больницы, ему необходимо продолжительное время для восстановления сил. Это может занять целый год. У нас же: больничный закончился – надо идти на работу. Ресурсов часто не хватает, и человек попадает в больницу заново.

– У нас в городе крайне мало инстанций, куда может обратиться человек после постановки диагноза, – говорит Юлия. – Психоневрологический диспансер и больница, если до нее доходит. Группы самопомощи – как раз тот формат, когда люди могут встретиться и обсудить общие проблемы вне стен медицинских учреждений.

О непроработанной до конца системе реабилитации говорит ситуация с Марией. Ее клубный дом трудоустроил по индивидуальной программе реабилитации инвалидов на должность администратора и помощника секретаря в территориальный центр. Там она проработала 7 месяцев. Трудовая терапия больше длиться не может. Максимум – год. После этого человека отправляют на вольные хлеба. Вне зависимости от того, помогла ему реабилитация или нет.

Самая главная проблема клубного дома – это финансирование. В начале своего существования “Калейдоскоп” жил на средства малых грантов США, победив предварительно в конкурсе. Теперь клубный дом выполняет социальный заказ со стороны государства. Оно же им платит зарплату. Остальное – за свои деньги. Чай, сахар, моющие средства, фильтры для воды покупаются за счет членских взносов.

– Сейчас мы находимся в активном поиске помещения, – говорит Юлия. –  Два года мы безвозмездно находились на базе «Территориального центра социального обслуживания Ленинского района г.Бреста». Теперь им нужно это помещение, а нам пора расширяться.

В конце беседы девушки мечтают. Юлия говорит о возможности клубного дома содержать себя самостоятельно. Для этого они ищут спонсора, которому эта проблема будет небезразлична. Сейчас они существуют благодаря госзаказу и общественной организации “Белорусская ассоциация социальных работников”.

Мария мечтает о своевременном оказании помощи, доступной психотерапии и хорошем подборе медикаментов. Девушка хочет, чтобы человек мог заниматься с психотерапевтом столько, сколько ему нужно, а не по четкому расписанию. Расширение клубных домов по Беларуси стало бы звеном между стационаром и социализацией человека. Ведь при правильном отношении к своему заболеванию человек может сохранять свою трудоспособность.

Читать полностью: https://binkl.by/read/life/ya-zanovo-pochuvstvovala-sebya-chelovekom-kak-v-breste-pomogayut-lyudyam-s-psihicheskimi-rasstrojstvami/
© BINKL.by




Рассказать друзьям:

Если вы находите полезной работу нашего центра, Поддержите нас.
Вверх